v f t jy

Юнус-Бек Евкуров: Запрещать ничего нельзя, но можно собраться и договориться

Уходящий год показал: забытая было угроза межнациональных конфликтов никуда не делась. Подтверждение тому - волна уличных беспорядков, прокатившаяся по крупным российским городам. О том, есть ли лекарство от этой болезни, корреспондент "Известий" Екатерина Григорьева спросила главу Республики Ингушетия Юнус-Бека Евкурова.

Известия: Юнус-Бек Баматгиреевич, почему, на ваш взгляд, сейчас так легко разгораются конфликты на межнациональной почве?

Юнус-Бек Евкуров: Сложный вопрос... В первую очередь это связано с тем, что кто-то дирижирует всем происходящим. Молодежь же ведь не просто на улицы выходит, она не с нуля начинает - она ориентируется на созданные клубы, движения и тому подобное. Плюс наличие возможностей для связи и оповещения. Вы посмотрите, сколько недостойных националистических призывов можно найти в интернете! Никто их не блокирует, никто не расчищает, хотя это вполне реально сделать. В итоге в назначенное время просто кто-то тянет за нитки и устраивает это все там, где ему заблагорассудится.

Кроме того, есть озлобленность людей, особенно молодежи. Почему? Потому что сказывается постоянное желание выделить национальный вопрос. Если, например, один из участников обычной драки оказался уроженцем Северного Кавказа, об этом обязательно скажут. Зачем? Ну, подрались и подрались, дальше это должно становиться исключительно делом правоохранительных органов и судебной власти, пусть разбираются и наказывают виновных. Но то, как акценты в подобных делах расставляются сейчас, людей заводит. В итоге достаточно одного толчка - и все побежали.

Известия:

А некоторые, например, вообще предлагают исключить упоминание национальной принадлежности в процессуальных материалах...

Юнус-Бек Евкуров: Суть же не в том, что написано или не написано в материалах уголовного дела. Суть в том, как это часто преподносят СМИ. "Наши источники в ГУВД сообщили..." - так же это обычно бывает? Ну, вычеркнули национальность - фамилия же все равно остается. Здесь, мне кажется, пора наводить порядок. Запрещать ничего нельзя, но можно собраться и договориться: давайте не делать акцент на том, откуда именно родом человек.

и: Но ведь очень часто невозможно сразу отличить бытовой конфликт от того, который действительно имеет межнациональную почву?

Евкуров: Вот именно. И пока четко не определена настоящая причина конфликта, того, кто изначально закладывает в него межнациональный подтекст, надо наказывать. Кто бы это ни был.

и:Погромы на Манежной, беспорядки в Ростове и других крупных городах... Какой была ваша личная первая реакция, когда вы все это увидели?

Евкуров: Моя личная реакция - крайне негативная. Эти погромы наносят колоссальный ущерб. Главное в том, что в душу человека, даже нормального, мирного, закрадывается ненависть. Нарушается покой граждан, теряется ощущение личной безопасности. В конце концов, когда сцены этих погромов показывают все мировые СМИ, наносится ущерб и международному восприятию нашей страны.

и: Тем не менее мы не можем отрицать, что межнациональная напряженность в нашей стране существует. Как можно ее снять?

Евкуров: Ответ простой и для всех: не делай того, чего у себя дома другим не позволишь. А если житель любого - подчеркиваю: любого - региона России нарушил общественный порядок, его надо наказывать.

Один пример - лезгинка. Прекрасный танец, который любят все, а сейчас все приходят в ужас от слуха: на Новый год на Красной площади будут танцевать лезгинку. А почему ее нельзя в праздник танцевать на Красной площади, в самом сердце нашей многонациональной страны, тем более если это властями города не запрещено? Наоборот, вроде все должны хлопать и радоваться. Что в этом плохого?

Ведь если, скажем, там же будут представители других народов, разве кто-нибудь скажет слово против? Праздник для того и нужен, чтобы танцевать. Но вот если никакого повода нет, а просто молодчикам захотелось вдруг сплясать на улице - тогда плохо. Точно так же, как когда во дворе в три часа ночи музыку громко включают. Каждый должен понимать: если ты делаешь что-то, от чего страдают другие, - машину не там ставишь, ремонт в выходные делаешь, танцуешь посреди улицы без повода, - то ты формируешь плохое отношение к себе. Это не национальный вопрос. Это вопрос правопорядка. И правоохранительные органы должны нарушителей штрафовать так, чтобы им больше никогда не захотелось совершать ничего подобного.

Мы пытаемся использовать и свои методы воздействия. Если, например, за нарушение общественного порядка в Москве задержан уроженец Ингушетии, так достаточно нам об этом сообщить - и мы разберемся, родителей пригласим, всем миром надавим.

и: А если это взрослый и совершенно самостоятельный человек?

Евкуров: Ничего, у взрослого человека тоже есть родители. Мы у нас в республике и по местному телевидению, и по другим каналам объясняем: нельзя вести себя недостойно. Помните, в том году в Москве была такая акция - "вайнах-авто"? Мы сегодня знаем, кто за этим стоял. Подставили, бросили наших ребят. Хотя что значит подставили? Они сознательные люди, они студенты, они должны были понимать, что нельзя так делать. Но нет, помчались по всей Москве. Я их потом у себя собрал, говорю: ребята, но вы же этого у себя дома не допустили бы, а если бы такое сделал кто другой, так же возмущались бы. Как вы можете так поступать? Какого вы в таком случае отношения к себе ждете от жителей той же Москвы или любого другого региона? Хороших ребят, безусловно, всегда больше, но вы показываете худшие примеры. А как раз по худшим примерам у нас обычно и судят о людях. Надо не "вайнах-авто" устраивать, а учиться, спортом заниматься, работать. Потом объясните мне, к чему это? Просто так, захотелось? А завтра вам чего захочется? А как тогда мы дальше будем жить?

и: И вы хотите сказать, что после таких разговоров что-то меняется?

Евкуров: Меняется. Ребята начинают осознавать, что именно они делают. Не все, конечно, но большинство. Это радует. Но чтобы подобных нарушений правопорядка было меньше, надо их жестко пресекать. Причем наказывать не только организаторов, но и тех, кто во всем этом участвует. Я человек не кровожадный, но мы лучше одного, второго, третьего максимально возможным наказанием остановим, чем будет ждать, пока эта болезнь распространится на всех.

и: Хорошо, вы можете повлиять на тех, кто из Ингушетии в другие регионы России переехал лишь на время. А те, кто живет за пределами Ингушетии постоянно, - вы уверены, что они прислушаются к вашему мнению?

Евкуров: Надеюсь, что да. Тут, кстати, слухи пошли, что глава Республики Ингушетия попросил начальника ГУВД Москвы всех ингушей задерживать, арестовывать и так далее. Да нет, конечно. Я к этим вопросам подхожу принципиально: если доказано, что человек совершил правонарушение, он должен быть наказан независимо от национальности. А то бывает так: задержат, скажем, угонщика машины, а он через час выходит из отделения. Вот именно об этом я и прошу правоохранительные органы: если уж задержали, если есть доказательства, то наказывайте по закону, иначе мы преступления не остановим.

Что же касается тех ингушей, кто живет за пределами республики постоянно, то у нас в московской диаспоре создан специальный оперативный штаб, его представители выезжают и разбираются по всем происходящим конфликтным случаям. Ведь местная диаспора, как никто другой, заинтересована в том, чтобы все было спокойно: у нее есть свой бизнес, своя работа, дети. Своя стабильность есть. И когда приезжает из республики человек учиться, а вместо учебы начинает грабить игровые автоматы, срывать шапки, совершать другие правонарушения, это ложится отпечатком на всю ингушскую диаспору.

и: Юнус-Бек Баматгиреевич, а вам лично, как ингушу, когда-либо приходилось попадать в ситуации, связанные с межнациональной напряженностью?

Евкуров: Мне - нет, никогда.

Екатерина Григорьева, газета «Известия», 30.12.2010г.
30 декабря 2010 год